Журнал «Экономика, предпринимательство и право», №3, 2021 г.
«Первое экономическое издательство».

ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА РЕГИОНОВ: РАЗВИТИЕ ИНДУСТРИИ ГОСТЕПРИИМСТВА ПОСРЕДСТВОМ РАЗРАБОТКИ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИ ЭФФЕКТИВНОГО ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННОГО КЛАСТЕРА

д.э.н., проф. Звягин А.А., д.э.н., проф. Красноженова Г.Ф., к.воен.н., доц. Иванов А.М.

В качестве введения необходимо отметить, что учёные междисциплинарной научной школы «Промышленная управленческая элита развития» (научный руководитель профессор Звягин А.А.) [1], солидарны с положением о том, что:  

  • в силу особенностей России, как страны-цивилизации, без возрождения малых российских городов устойчивый социально-экономический рост страны не возможен [2].

К сожалению, большинство малых городов России практически остановилось в развитии с момента развала СССР. Достаточно отметить, что у 62% этих городков нет централизованной канализации, у 40% нет централизованного водоснабжения [3].

В 2019 г. правительством Медведева Д.А. была утверждена «Стратегии пространственного развития РФ до 2025 г.» [4]. В этой связи представляет интерес авторитетное мнение Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ Матвиенко В.И., которое авторы полностью поддерживают.
«В последние десятилетия видна тенденция к «сверхурбанизации»… В результате идет обезлюживание территорий, что сопряжено с серьезными геополитическими рисками… Стратегию следует доработать… чтобы обеспечить сохранение малых и средних городов, улучшить условия жизни в них. …научно-технический прогресс и основанные на нем производства открывают в этом плане новые возможности», – отметила Матвиенко В.И. [5].

Цель настоящей публикации – развитие методологии решения важной государственной задачи по возрождению малых российских городов благодаря индустрии гостеприимства [6].
Авторы высказывают утверждение, что  в силу особенностей России, как страны-цивилизации, устойчивый социально-экономический рост может быть обеспечен только в результате возрождения малых российских городов, где  индустрия гостеприимства является одним из эффективных и приоритетных  механизмов, при условии межмуниципальной кооперации благодаря объединению инновационных потенциалов нескольких экономически схожих между собой районов под эгидой одного координационного центра и федерального государственного финансирования на этапе разрешительно-правовых, проектных и инженерно-коммуникационных работ.
В статье впервые представлен детально разработанный инновационный туристско-рекреационный всесезонный кластер как инструмент развития индустрии гостеприимства на конкретном примере Тверской области.

Приступая к основному повествованию, прежде всего, следуют определиться с понятием «индустрия гостеприимства». «Индустрия» в переводе с латинского (industria) означает деятельность, а слово «гостеприимство» ассоциируется с дружелюбием, тёплым душевным приемом и обслуживанием.  
Известно, что термин «гостеприимство» происходит от старофранцузского «hospice» и английского «hospitality», что означает «странноприимный дом». В толковом словаре американского лексикографа Н. Уэбстера, «индустрия гостеприимства» определяется как сфера предпринимательства, которая состоит из видов обслуживания, опирающихся на принципы гостеприимства, характеризующиеся дружелюбием и щедростью по отношению к гостям» [7].

На Руси издавна «гостеприимство» означало радушие в приеме гостей. Быть гостеприимным, означает умение обеспечить теплый прием, создать дружественную, спокойную, благоприятную атмосферу. При этом понятие гость, торг, торжище (взаимовыгодный обмен) в русском языке практически синонимы («Ой вы, гости-господа, долго ль ездили? куда?..» Пушкин А.С., «Сказка о царе Салтане»). Здесь достаточно упомянуть Готский (Немецкий) гостеприимный двор Господина Великого Новгорода (XIII в.) или Гостиный двор в Китай-городе в Москве (XV в.)  
В отечественной практике в течение продолжительного времени термин «индустрия гостеприимства» не применялся. Исторически в России существовали отдельные организации и предприятия (такие как гостиницы, кафе, рестораны, транспортные компании и др.), оказывающие услуги и производящие продукцию для удовлетворения базовых потребностей граждан  (предоставление ночлега, организация питания, транспортировка, проведение экскурсий и т.д.).

Однако внедрение инновационных технологий, в первую очередь в сфере информационных технологий, существенно изменили и потребности клиентов, и сами организации, предоставляющими услуги.  Возникла необходимость создания межотраслевых комплексов, объединяющих различные предприятия и организации, которые специализируются на обслуживании потребителей индустрии гостеприимства.
Одним из основных современных мировых трендов является смещение активной деятельности в зону экономики знаний [8] и сервисной экономике. Он определяет характер взаимодействия потребителя и поставщика услуг как более полное удовлетворение личных (специфических) потребностей клиентов.

Уже не является чем-то новым утверждение, что когда человек покупает услугу, то он, прежде всего, покупает впечатление. Он платит за незабываемые минуты своей жизни, которые подготовила для него поставщик услуг. Иными словами, он платит за собственные новые чувства и ощущения [9].
Можно смело утверждать, что клиент-ориентированность представляет собой основной ориентир деятельности предприятий и организаций индустрии гостеприимства, являющихся непосредственными исполнителями в сервисной экономике, хорошо понимающие ее специфику.

А также можно констатировать, что индустрия гостеприимства есть взаимосвязанная деятельность организаций разной направленности и специализации (гостиницы, рестораны, туристические операторы и агентства, музеи, парки, усадьбы, транспортные компании, информационные центры и прочие), объединенных общей целью — удовлетворение самых разнообразных запросов и желаний потребителей (совершающих деловые и туристические поездки или являющиеся местными временными или постоянными жителями).
По данным Федерального агентства по туризму по итогам 2019 г., в России функционировало 21 312 гостиницы (общей вместимостью 2502 тыс. мест). Объем платных услуг гостиниц  и аналогичных средств размещения составил 247,3 млрд. руб. [10].

Существуют два подхода к определению и соотношению индустрии гостеприимства и туризма. Приверженцы первого подхода считают, что индустрия гостеприимства объединяет туризм, гостиничный и ресторанный бизнес, сферу общественного питания, отдыха и развлечений, организацию массовых мероприятий, в том числе конференций, совещаний и так далее. Сторонники другого подхода, напротив, утверждают, что индустрия гостеприимства является частью индустрии туризма и выполняет обеспечивающую функцию по размещению и питанию туристов, а также включает развлекательную деятельность.

Авторы настоящей статьи определяют «гостеприимство» как более широкое понятие, чем понятие «туризм», поскольку туризм, прежде всего, связан с организацией туристических поездок. В рамках же понятия «гостеприимство» объединены все родственные виды экономической деятельности, связанные с обслуживанием людей через оказание услуг специализированными предприятиями, а принцип гостеприимства объединяет все эти виды экономической деятельности в единое целое. Следует также добавить, что услугами гостеприимства пользуются не только туристы, но и другие категории граждан (например, находящиеся в командировке, на научной конференции и т.п.), а также местные жители или жители больших городов, отдыхающее на дачах.

Несмотря на то, что состав индустрии гостеприимства очень разнообразен, характерным для предприятий данной сферы является преимущественно оказание услуг. Условием успеха предприятий индустрии гостеприимства является удовлетворение потребностей и запросов клиентов с наивысшим качеством.
Важнейшим активом любого организации индустрии гостеприимства является персонал. Никакая цифровизация не заменит живого человеческого общения в сфере гостеприимства. Она лишь может упростить многие процедуры, уменьшить количество соприкосновений, как с персоналом, так и с другими клиентами, что особенно актуально в условиях пандемии, но полностью заменой стать не сможет. Именно поэтому человеческий фактор играет и будет играть ключевую роль в процессе взаимодействия работников индустрии гостеприимства с клиентами и потребителями услуг.
Необходимо подчеркнуть, что среди компетенций контактного персонала наиболее важными и востребованными являются коммуникабельность, доброжелательность, отзывчивость, способность найти индивидуальный подход к каждому клиенту в процессе оказания услуг. Данный факт лишний раз доказывает значимость эффективного управления человеческими ресурсами в сфере гостеприимства.

Рынок индустрии гостеприимства не стабилен, так как подвержен влиянию политических, экономических, технологических, социально-культурных, международных и других факторов. Ярким подтверждением этого тезиса является состояние индустрии гостеприимства на текущий момент, обусловленное пандемией. По мнению ряда экспертов [11], онлайн-продажи отелей на пике локдауна упали в 10 раз. В городах-миллионниках за 2020 год на 30% упали продажи номеро/ночей на 24%.
И все же, несмотря на специфику деятельности, авторы считают, что развитие индустрии гостеприимства может стать локомотивом экономики отдельных регионов, позволит создать дополнительные рабочие места, привлечь граждан из других регионов в создаваемые, например, туристические рекреационные кластеры и как следствие, получить дополнительные доходы в бюджет региона.

Авторский коллектив разработал концептуальную модель туристско-рекреационного кластера, как инструмента региональной инновационной экономики в сфере индустрии гостеприимства. В качестве конкретного примера выбрана Тверская область, город Калязин (см. рис. 1). 

В качестве непосредственного места размещения кластера выбрано так называемое Константиновское поле, участок земли 12 га в окрестностях г. Калязина (см. рис. 2). 

На рисунке 3 проиллюстрирована структурно-функциональная схема  туристско-рекреационный кластера «Парк «Константиновское поле». 

На рисунке 4 представлена схема размещения функциональных зон   туристско-рекреационного кластера «Парк Константиновское поле» (далее по тексту – ТРК)

Таким образом, ТРК разворачивается на берегу Угличского водохранилища, практически в месте слияния реки Волги и реки Жабня, в ближайших окрестностях (прямой видимости) города Калязина Тверской области.

Фабула привлекательности ТРК:
– природная дестинация «Большая Волга»: связанные с ней уникальные природные особенности, промысловый уклон национального отдыха (рыбалка) и сопряженная с этим национальная кухня;
– культурно-историческое наследие: торговая фактория «Никола на Жабне» новгородских ушкуйников, пантеоны языческих божеств, народные промыслы Верхневолжья, в том числе изразцы (до революции  Калязин – это один из центров обливной керамики с выпуском до 78 000 штук изразцов в год);
– памятное военно-героическое свершение: «Сеча на Жабне под Калязином монастырём», победа князя Скопина-Шуйского над польско-литовскими интервентами в 1609 году в результате ожесточённого семи часового боя под стенами русского оборонительного сооружения (острога) в районе церкви «Никола на Жабне» и переправы через реку Волгу недалеко от места слияния с рекой Жабней.   

Ряд исследователей (Белюстин И.С., Леонтьев Я.В. [12]) указывают на то, что село Константиново было основано ещё при Юрии Долгоруком. Во времена известной «Сечи на Жабне» как такового Калязина ещё не существовало. Павшие воина князя Скопина-Шуйского были похоронены на сельском церковном погосте, в районе возвышенности Константиновского поля. Позднее, в результате образования Угличского водохранилища и само место боя, и село Константиново ушли под воду.
Кстати говоря, в трагическую осень-зиму 1941 г. Угличская ГЭС на какое-то время стала единственным надёжным источником электроэнергии Московского региона, вырабатывающая электричество для оборонных заводов.  

ТРК выгодно отличается хорошо узнаваемым и рекламируемым десятки лет со времён СССР брендом «Затопленная колокольня», а также своим нахождением на популярных и ставших уже традиционными туристических водных и автомаршрутах направления Москва-Углич «Золотого кольца России», при наличии железнодорожного сообщения и в относительной близости от Москвы (около 180 км).
ТРК находится в непосредственно на трассе Р-104 (Москва) «Сергиев Посад – Череповец» (участок Калязин – Углич).  Кроме того, вдоль выбранного участка Константиновского поля проходит асфальтированная дорога, ведущая в г. Калязин и г. Кашин.
Вдоль этой дороги проходит трасса электроснабжения и трасса газоснабжения районного значения.
Пристань «Калязин» фактически является первой остановкой на пути следования круизных теплоходов после выхода из каскада шлюзов канала им. Москвы.

С точки зрения этих пяти составляющих (известность бренда, доступность транспортных коммуникаций, универсальность транспортного сообщения, близость от столицы,  наличии инженерной инфраструктуры) в Тверской области равного по значимости объекта не существует.
Эта уникальная особенность безальтернативно  указывает на:

  • необходимость перевода данного земельного участка под юрисдикцию губернатора Тверской области как участка, имеющей особое экономическое значение, с дальнейшим его освоением с непосредственным государственным участием в части коммуникаций в целях получения многолетней пользы для всего региона в целом.

Целевая группа  ТРК – люди  со средними доходами, представители семейного отдыха, желающие получить рекреационные услуги без экстремальных условий в непосредственной близости благ инфраструктуры городского поселения.
Способ прибытия на место пользователей услуг кластера – речные суда, авто- и железнодорожный транспорт.
Необходимо отдельно отметить, что в Калязинском и Кашинском районах Тверской области с общим населением порядка 45 тысяч человек находится порядка 20 тысяч домовладений жителей Москвы.     

Таким образом основным инструментом развития индустрии гостеприимства определён туристский кластер. Кластер, как совмещение на одной территории объектов различной направленности (таких как познавательный туризм, шоу-аниматорство, профилактическая медицина, промысловый туризм и т.д.) даёт синергетический эффект их совместного использования, обеспечивая всесезонность и стабильность притока посетителей и клиентов. 

Структурные составляющие ТРК функционально нацелены на создание новых рабочих мест (в том числе высокотехнологичных) и на развитие малого и среднего бизнеса за счёт увеличения въездного туристического потока, а также спектра услуг для коренного населения и столичных дачников. Это в свою очередь положительно повлияет на рост доходов, повышение качества бытовых условий, образования, медицинского обслуживания, а также уровня самооценки и сомоуважения, выражаемого, в том числе, в патриотическом настрое граждан, способствующего удержанию молодых поколений по месту рождения.  
Составляющие ТРК подразделены на инвестиционные проекты текущего и среднесрочного (3-5 лет) планирования и долгосрочной (5-10 лет) перспективы развития.

Модель ТРК «Парк Константиновское поле» структурно разделена на четыре сектора (А, Б, В, Г). Ниже приведено описание ТРК в сокращённом варианте.
Сектор «А»  —  «Историко-познавательный».
В состав входят: 
– комплекс «Калязинский острожек» в виде фрагмента фортификационного сооружением Смутного времени с шоу-площадкой и экспонированием макета «Сеча на Жабне. 1609 г.» в одной из башен острожка;
–  истерн-парк «Заповедная Артания» («Артания-ленд»);
– гостиница «Посольский двор» (на 128 мест) с трактиром «Бивуак Делагарди», мини-бассейном и конференц-залом;
– фолклорные площадки «Ристалище» и «Торжище» с сооружениями объектов «Кузня» и «Гончарня» для проведения выставок и тематических фестивалей «Поливная керамика матушки Волги» и «Кузнецы Верхневолжья»;
–  причал для маломерных судов;
–  автостоянка на 100 машиномест.  

В состав сектора входит объекта «Калязинский острожек». Он представляет из себя:  реплику фортификационного сооружения Смутного времени из 2-х башен и стены (тына) крепости, расположенных П-образно и создающих пространство для театрализованного представления «Сеча на Жабне. 1609 г.»
П-образный дворик замыкают 5-ти рядные трибуны под навесом, вместимостью до 300 человек. Два основных входы/выходы расположены в противоположных стенах (и запасные – с трибун).

Башни размещаются по углам буквы П, по конструкции являются 4-х уровневыми. У Башни-1 имеется смотровая площадка на 4-м уровне (около 9,5 м от земли).
В расширенном уровне Башни-2 («обламе») экспонируется макет сражения (масштаб фигурок 1:82). Макет «Сеча на Жабне. 1609 г.» отображает кульминацию семичасового боя – «удар Скопы» (удар ястреба) – атаку тяжёлой конницы князя Скопина-Шуйского.
Другие уровни башен используются для технических помещений хранения реквизита, помещений лёгких кафе и сувенирного магазина.
Кроме осмотра непосредственно крепостного сооружения, посещения смотровой площадки и музея с макетом сражения, туристам предлагается 15-20 минутное шоу с конными и пешими ратниками (с шумовым и светомузыкальным оформлением), представляющими сражение 1609 года, сцены поединков мечников и имитацию стрельбы из оружия и пушек.

Для посетителей доступны также «молодецкие боевые забавы» (тиры, тренировочные стенды и т.д.) на площадке «Ристалище». 
Организованные посещения осуществляются  в рамках общего группового билета, индивидуальные – с оплатой за каждую услугу отдельно.

Стоит особо отметить, что в сражениях Смутного времени за Торжок, Тверь и Калязин совместно с русскими войсками непосредственное участие принимал генерал Якоба Делагарди с частью корпуса шведско-финских наёмников. Якоб Делагарди по матери швед, по бабушке финн. В последнее время, особенно благодаря движению исторических реконструкторов, он почитается в Финляндии как национальный герой.
В  Калязине   наличествует   ж/д   сообщение  с   выходом   на  Октябрьскую
железную дорогу (Калязин-Бежецк-Бологое), далее до Хельсинки.
Новый туристический объект может стать основой продвижения отечественного туристского продукта на мировом туристском рынке  и стимулирует приток финских и шведских туристов (в первую очередь, участников движения реконструкторов).

Гостиничный комплекс «Посольский двор» планируется развернуть в секторе «А» в следующем объёме:
–  жилой гостиничный фонд на 128 мест;
– 4 номера люкс, 2-х комнатные, 2-х местные;
– 40 номеров полулюкс, однокомнатных, 2-х местных;
– 20 номеров стандартных, мансардных, однокомнатных, 2-х местных;
– конференц-зала с лобби-баром;
– трактир «Бивуак Делагарди» с банкетным залом;
– мини бассейн и сауна в цокольном этаже здания (в зависимости от финансирования).

Идея истерн-ленда «Артания» в секторе «А»  основана на существовании одного из первых государственных образований первого тысячелетия нашей эры в 700-х годах на территории центральной России (по свидетельству ряда персидских и арабских путешественников: Куяв, Славия и Артания).
Четыре объекта «Артиния-ленда» («Славянское святилище», «Финно-угорское капище», «Стоянка викингов», «Стоянка арабских купцов») совмещают в себе познавательный,  анимационный и коммерческий ресурсы (продажа амулетов, деревянных и кузнечных поделок, сбора трав, косметических средств и сладостей).   

Сектор «Б»  —  «Рекреационно-оздоровительный».
Кроме традиционных объектов, типа зоны массового отдыха с купальней и  аттракционами в концепцию объекта заложены специализированный банный комплекс, а  также грязелечебница и косметологический комплекс «ГРЯЗИ от КОЛЯЗИ», в которые входят:
– круглогодичные бани типа «Бочка» (на 4 чел.) для обслуживания гостей рыбачьего кемпинга;
– комплексы разных национальных банных традиций: русской, финской, японской, турецкой (на 6-8 чел.) с предоставлением косметологических услуг;
– грязелечебница «Грязи от Колязи».

В качестве пояснения, можно заметить, что сапропеловые грязи представляют собой различные донные отложения пресноводных водоёмов. Они оказывают ярко выраженный терапевтический эффект за счёт наличия большого количества разнообразных органических компонентов (останков обитателей водоёма, водорослей и т.д.), биостимуляторов и тепло-воздействия. Грязелечение активно используется во многих странах Европы (виды лечения: грязевые ванны и аппликации, типы грязи: озёрные и торфяные).
Ближайшее к «Константиновскому полю» месторождение с приемлемыми по своим свойствам торфяными болотами находится на расстоянии 5 км.

Большое количество жителей подвержены различным заболеваниям опорно-двигательной системы. При дороговизне некоторых специфических лекарств грязелечение есть одно из немногих доступных и действенных способов лечения.  Кроме лечебной грязи для посетителей возможно предложение косметологических препаратов на основе живицы и других лесных даров, собранных на территории охотничьих хозяйств области.

Сектор «В»   —  «Рыбачий» (промысловый туризм).
Кемпинг «Ни хвоста, ни чешуи!»  (на 120 мест) в составе: домики рыбачьей деревни различной комфортабельности; мини-маркет (кафе, кулинария); зарыбленный пруд для vip-рыбалки; ресторан «Судачок», стоянка на 100 машино-мест.

В качестве первой очереди кемпинга строятся 10 сооружений типа «Хижина  рыбака». «Хижина» представляет собой четыре жилых помещения с отдельными входами и размещением по 2 чел. в каждом, с минимальными удобствами (электричество, вода, туалет с усечёнными функциями), с дровяным отоплением – общей печкой в середине сооружения (для доступа к печной топке в целях безопасности – отдельный  вход    только    для   рабочего-печника).

Вторая очередь – сооружение 10 строений типа «Рыбачьи палаты»: бревенчатые дома на 4 чел., с тремя жилыми помещениями (2 спальни, гостиная-столовая-кухня) с условиями городского комфорта типа душ, полноценный туалет, отопление газовое. «Рыбачьи палаты» возводятся по берегам зарыбленного пруда для организации  vip-рыбалки. Питание – ресторан «Судачок».

К услугам постояльцев кемпинга – банный комплекс «Сектора Б», а также комплекс обеспечения: мини-маркет, мини-кафе и кулинария, бытовые помещения (душ, с/у), мелкий ремонт и развлечения (типа бильярдной).

Акватория Жабни, в своём низовье  являющейся частью Угличского водохранилища, в пределах одного километра береговой линии территории «Константиновское поле»  исторически есть крайне популярное место как во время зимнего, так и летнего лова.
В конце мая – начале июня (по климатическим условиям) наступает время для проведения массового мероприятия промыслового туризма:  «Фестиваля  уклейки», когда в течение нескольких  дней  на  больших   отмелях   Жабни  разворачивается нерест уклейки.  Зрелище   само   по  себе   интересное  –  прибрежные   воды  буквально блестят от мириад серебристых рыбок.
У большинства видов хищников как раз в этот же период начинается после нерестовый «жор». Лов идёт практически в 5-10 м от берега. Щука, судака, жерех в солидном количестве становятся добычей счастливых рыбаков, которые в немалом числе прибывают на берега Жабни.

Сектор «Г»   —  технический, в состав которого входят:
–   мини зоосад;
–   рако-рыбо-ферма для обеспечения нужд кластера;
–   скважина, септик, котельная;
–   легковозводимое здание для обслуживающего персонала.

Представленная выше разработка модели кластера хорошо иллюстрирует научно-практический подход, когда в главу угла ставится не только привлечение и обслуживание организованного турпотока (например, круизные суда), но и развитие индустрии гостеприимства, повышающей привлекательность территории в целом, с охватом индивидуальных автопутешественников, жителей близлежащих областей, дачников с детьми и местных жителей на всесезонной основе.
В качестве получения представления об экономической стороне вопроса, ниже представлен некоторые данные (в ценах 2017 г.) касательно только одного из объектов «Калязинский острожек» (см. таблица 1 и таблица 2).

Авторы считают необходимым особо обратить внимание на значимость государственного участия в развитии и поддержке региональных проектов.
Руководству Тверской области и профильных структур хорошо известно об описанной выше модели развития. Однако одного желания и деклараций для запуска проектов не достаточно.

Либеральная доктрина частно-государственного партнёрства в нынешнем виде себя не оправдывает и оправдать не в состоянии.
Дело в том, что только 30% взрослых граждан РФ имеют банковские вклады. И только 3% вкладчиков (0,9% взрослого населения) принадлежит 90% вкладов (по информации Агентства страхования вкладов), что соответствует примерно одному триллиону долларов (по оценке Boston Consulting Group).
Кроме того,  по оценке академика Глазьева С.Ю. из страны вывезено порядка одного триллиона долларов с аккумулированием этих средств на счетах иностранных банков, работающих на чужие экономики.

По существу, здесь уже уместны «африканские» аналогии гигантского имущественного расслоения жителей России. В этих условиях надежда разработчиков всяческих стратегий и доктрин из НИУ ВШЭ и ИНСОР на частно-государственное партнёрство явилась в немалой степени причиной фиаско этих планов. Кроме, конечно, отдельных крайне прибыльных сегментов экономики.
Тем более, что вместо прямой поддержки регионов на создание инновационной среды, в реальности в рамках тех же нацпроектов выделялись средства на поддержку основы либеральной квазиколониальной экономики – на поддержку заёмного банковского сектора ростовщиков.

В этой связи учёные междисциплинарной научной школы «Промышленная управленческая элита развития» солидарны с институциональным подходом, выражающемся в том, что без институциональных развивающих моделей государственного управления цели социально-экономического развития страны в современных условиях недостижимы:

•  на фоне глобального экономического кризиса переход от всевластия свободного рынка к дирижизму есть общемировой тренд, а в силу отечественных особенностей – единственная действенная мера по защите интересов большинства населения, обеспечения экономической безопасности и социально-экономического развития страны.

Следует заметить, что даже ведущие либеральные эксперты, собравшиеся на так называемый Гайдаровский форум в 2020 г., были вынуждены придти к единодушному заключению о том, что «единственная модель, которая доступна РФ в ближайшие годы – развитие на базе собственных ресурсов (финансовых, материальных и человеческих)» [13].
Фактически они были вынуждены признать пагубность глобалистской привязки рубля к доллару, и то что  двадцатилетний тренд приоритета иностранных инвестиций фактически привел к колониальному поглощению целых российских отраслей иностранным капиталом.    

Только государство, государственное управление экономикой, может:
— создать инновационные региональные кластеры, то есть создать инновационную среду (по удачному опыту развития земель Германии);  
— жёстко воплотить в жизнь политику импортозамещения (по опыту традиционной Японии);
— эффективно контролировать деятельность корпораций во благо страны в рамках государственно-частного партнёрства (по опыту чеболей Южной Кореи);
— взять на себя первоначальные и рискованные траты начального периода стартапов (по феноменальному опыту Израиля);
— с высоты, обеспечивающей большей кругозор (благодаря научному и разведсообществу), предложить эффективный бизнес-план реализации ноу-хау и поддержать их коммерческое распространение как внутри, так и за границами страны (по опыту глобалистских США).

И только государство может комплексно связать все эти методы и применить их в единой методологии высокотехнологичного рывка (по опыту социалистического Китая, творчески использующего практику СССР) [14].

Определённый оптимизм вселяет деятельность нового Правительства России под руководством Мишустина М.В., достойно противостоящего угрозам пандемии COVID-19. Это позволяет говорить  о том, что в управленческой элите страны сохранились здоровые силы, ориентированные на суверенное развитие. Либерально-квазиколониальный уклон по созданию десятка урбанизированных агломераций в стиле Кьелла Нордстрема, в окружении деградирующих российских регионов, будет скорректирован.

Основной поворот сегодняшнего дня  – это то, о чём всё время говорили многие экономисты, свершился:

  • началась серьёзная коррекция существующего управления экономикой страны с проявлениями клановой квазиколониальной системы и панацеей в виде иностранных инвестиций (займов), и началось выстраивание суверенного управления в интересах государства и большинства его граждан.

Зримо и безальтернативно наступает время ухода от приватизационного квазиколониального принципа экономики (продал и забыл) к суверенному долговременному хозяйскому принципу (вложил и приумножил).
Настаёт время элиты развития!

Представляется, что с точки зрения регионального развития, целесообразна следующая модель государственного участия по формированию  инновационной среды и созданию индустрии гостеприимства.
Во-первых. Государство в лице администрации области должно взять на себя все расходы по созданию инфраструктуры (включая вопросы правовых земельных отношений), а также риски начального периода стартапов, получая за это долю прибыли от реализуемых проектов коммерческими структурами.
Опыт Израиля и других мировых стран-лидеров по развитию инновационной деятельности прямо указывает на эффективность такого подхода.
На начальном этапе в качестве базовой структуры это может быть АО (акционерное общество) со 100% участием государства.

В аспекте описанного выше ТРК первым шагом может быть перевод описанного выше земельного участка под юрисдикцию администрации области (возможно, посредством решения Тверского законодательного собрания).

Во-вторых. В дальнейшем, после решения юридическо-правовых вопросов, после проведения проектных работ (с пониманием целесообразности тех или иных объектов именно в рамках интересов области и государства), после создания начального контура инфраструктуры планируемого объекта, можно уменьшать долю государства, путём привлечения частных инвестиций.
Это можно выполнить с приоритетным предложением акций АО жителям области, используя инвестиционные мотивы народного предприятия по опыту Германии, при этом оставляя безусловный государственный контроль (при помощи «золотой акции» или иных инструментов).

В-третьих. Создаваемое АО ни в коей мере не должно ограничиваться только одним, пусть и резонансным  проектом.  Задачи развития могут быть решены только благодаря объединению инновационных потенциалов и возможностей привлечения инвестиций нескольких экономически схожих между собой районов под эгидой одного координационного центра, вооружённого научно-методическим и практическим опытом работы в части инновационной и инвестиционной деятельности на всех уровнях, от муниципального до федерального. 
Исторически сложившееся дробление на территориальные образования с небольшим количеством населения, свойственное Тверской области, благоприятствует эффекту распыления ресурсов. Экономическая теория и практика свидетельствует, что территориальные образования с населением менее 100 тыс. человек (кроме уникальных исключений) с экономической точки зрения мало эффективны.

Представляется, аппарат создаваемого должен рассматриваться как центр проектного управления группы районов в составе (районы перечислены в порядке расположения с юга на север (в скобках указано ориентировочное количество населения) (тыс. чел.):
— Калязинский район (20 тыс. чел.);
— Кашинский район (25 тыс. чел. );
— Кесовогорский район (8 тыс. чел. );
— Сонковский район (8 тыс. чел.);
— Краснохолмский район (10 тыс. чел.);
— Весьегонский район (11 тыс. чел.);
— Сандовский район (6 тыс. чел.).
Население всего: около 90 тыс. человек [15].
Все перечисленные районы имеют общее месторасположение в восточной части Тверского края вдоль границы с Ярославской областью, соединены единой веткой железнодорожного сообщения и имеют схожую структуру экономики:
— сельское хозяйство, включая лекарственные травы и пасечные хозяйства;
— местная пищевая промышленность;
— лесное хозяйство;
— историко-культурный и эколого-промысловый туризм.

Для развития региона безальтернативно нужна межмуниципальная кооперация, например, консолидированная контрактация услуг и продукции районов с крупными перерабатывающими предприятиями и торговыми сетями  (подобно СССР), а также другие совместные проекты, к которым в качестве соинвестора подключался бы региональный бюджет.
В пользу такого управленческого решения может свидетельствовать исторический опыт России, вынужденной практически всегда решать задачи развития при скудности человеческих, в первую очередь, управленческих, а также технических ресурсов.
Например, это создание в недалёком прошлом страны сети машинно-тракторных станций (МТС), обслуживающих сразу несколько хозяйств и районов, ставших локомотивами распространения и внедрения передовых методов хозяйствования и машинной обработки земли.

В-четвёртых. Малочисленность персонала аппарата управления АО может быть компенсирована высоким уровнем кадрового потенциала с опорой на научное и академическое сообщество области.
Как уже отмечалось, кроме управления описанным проектом, аппарат АО может выполнять функции координационного центр проектного управления в целях поиска и открытия следующих стартапов в рамках нескольких районов.

В контексте привлечения к научно-практическому обеспечению деятельности АО академического сообщества Тверской области здесь уместно  упомянуть, что проректор по научной и инновационной деятельности Тверского государственного технического университета, доктор экономических наук, профессор Артемьев А.А. является соруководителем междисциплинарной научной школы «Промышленная управленческая элита развития», членами которой являются авторы настоящей статьи [16].
Таким образом, существуют реальные методологические и кадровые заделы для научно-практическому обеспечения деятельности описанного выше АО на благо развития территорий Верхневолжья.

При этом наипервейшей и наиважнейшей темой исследования (аудита) является вопрос о состоянии человеческих ресурсов районов. Чтобы чем-то управлять, надо знать объект управления. В вопросе пространственного планирования в целях территориального развития тема человеческих ресурсов является приоритетной. Однако, даже сотрудники Минэкономразвития России, являющиеся координаторами создания «Стратегии пространственного развития РФ до 2025 г.», вынуждены были честно признать, что за последние 20-25 лет  вопрос о состоянии человеческих ресурсов регионов является терра инкогнита, поскольку никаких серьёзных исследований в стране на эту тему за этот период не проводилось.

В заключении авторы акцентируют внимание на следующих положениях:
– в силу особенностей России, как страны-цивилизации, без возрождения малых российских городов устойчивый социально-экономический рост страны не возможен;
– неоглобалистский квазиколониальный уклон в «Стратегии пространственного развития РФ до 2025 г.» по созданию десятка урбанизированных агломераций, в окружении деградирующих регионов требует коррекции, как не отвечающий требованиям суверенного управления в интересах государства и большинства его граждан;
– индустрия гостеприимства является эффективным механизмом решения важной государственной задачи по возрождению малых российских городов;
– туристско-рекреационный кластер является приоритетным инструментом региональной инновационной экономики в сфере индустрии гостеприимства;
– задачи устойчивого развития региона могут быть решены благодаря межмуниципальной кооперации, объединению инновационных потенциалов нескольких экономически схожих между собой районов под эгидой одного координационного центра при условии федерального государственного финансирования на этапе юридическо-разрешительных, проектных и инженерно-коммуникационных работ;
– не вызывает сомнения то, что разработанная авторами и представленная в настоящей публикации конкретная модель туристско-рекреационного кластера неизбежно найдёт свою надлежащую реализацию в рамках развития индустрии гостеприимства в целях социально-экономического регионального развития.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Звягин А.А. Проекты междисциплинарной научной школы «Промышленная управленческая элита развития» как институциональная подоснова  обеспечения кадровой составляющей экономической безопасности промышленных предприятий с госучастием // На страже экономики. – 2020. – №4 (15) – С. 33-37.
2. Звягин А.А. Прогноз развития Русской цивилизации // Инициативы XXI века. – 2010. – № 3. – С. 47-52.
3. Звягин А.А. На пороге перемен. Часть 2. Элита развития. Преображение. – М.: ООО «Первое экономическое издательство», 2020. – 292 с.
4. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Сайт Министерство экономического развития Российской Федерации. 21.01.21. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/a3d075aa813dc01f981d9e7fcb97265f/130219_207-p.pdf
5. Матвиенко призвала обеспечить сохранение малых и средних городов РФ. Российская газета. 18.01.2021. [Электронный ресурс]. – URL:   https://rg.ru/2020/08/18/matvienko-prizvala-obespechit-sohranenie-malyh-i-srednih-gorodov-rf.html
6. Ромашкина О.П., Красноженова Г.Ф. Информационные технологии в индустрии гостеприимства и факторы их выбора гостиничным предприятием // Экономика и предпринимательство. 2019. – № 7. – С. 651-654.
7. Webster`s Dictionary. Seventh New Collegiate (Седьмой новый университетский словарь Уэбстера). N.Y.: Pueblo y Educacion, 1975.
8. Баженов С.И. Экономика знаний как институциональная основа экономики высокотехнологичных производств // Экономика высокотехнологичных производств. 2020. – Т. 1. № 4 – С. 173-182.
9. Джозеф Пайн II, Джеймс Х. Гилмор. Экономика впечатлений. Работа – это театр, а каждый бизнес – сцена. М.: Изд-во «Вильямс», 2005.
10. Федеральное агентство по туризму (официальный сайт). Статистические данные по РФ в период 2018-2020 гг. 18.01.21. [Электронный ресурс]. – URL:   https://tourism.gov.ru/contents/statistika/statisticheskie-dannye-po-rf-2/statisticheskie-dannye-po-rf-v-period-2018-2020-gody/
11. Компания «TravelLine» (официальный сайт). Тренды гостиничного бизнеса 2020. 18.01.21 [Электронный ресурс]. – URL:   https://www.travelline.ru/blog/itogi-2020-go-novinki-travelline-i-perspektivy-gostinichnogo-biznesa
12. Леонтьев Я.В. Забытое ополчение // Родина. 2005. – №11 – С. 85-90.
13.  Заграница здесь бессильна. Газета «Коммерсантъ», №6, 18.01.2021. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.kommersant.ru/doc/4652427?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
14. Звягин А.А. Высокие технологии. Госвмешательство vs невидимая рука рынка // Экономика высокотехнологичных производств. 2020. – Том 1. – № 4. – С. 155-172.  
15. Звягин А.А. Новые подходы к проектному управлению на примере Тверской области // Вестник Тверского государственного университета. 2017. –  № 2 – С. 91.
16. Кохно П.А., Кохно А.П., Артемьев А.А. Промышленно-образовательные кластеры / монография. Тверь: Тверской государственный технический университет. 2020.