Настоящее эссе необходимо начать с пояснения терминов, употреблённых в иллюстрационной заставке [1].
Доказательная база о выборе оптимальных пропорций дирижизма и либерализма в экономике находится вне рамок этого эссе. Однако следует сказать, что важность учёта «Золотых пропорций» в достижении гармонии управления не раз отмечена членами междисциплинарной научной школы «Промышленная управленческая элита развития» в своих работах [2].

Государство всегда вмешивалось в экономику независимо от уровня развитости экономики или ее типа. Весь вопрос в пропорции между госвмешательством и стихией свободного рынка. 
Вот информация, затрагивающая лишь самую «верхушку айсберга» и свидетельствующая о том, что, например, США как государство,  незамедлительно вмешивается в экономическую сферу, если это касается обеспечения национальной безопасности или достижения внешнеэкономических и геополитических успехов:

1. 1994 г. Срыв спецслужбами США переговоров между Бразилией и компанией «Томсон-Алкатель» (Франция), по контракту, касающемуся  мониторинга тропических лесов в пойме Амазонки, на сумму около 1,4 млрд. $.  Контракт заключила компания «Рэйтион» (США). 
2. 2006 г. Скандал, связанный с прослушиванием мобильной связи  военно-политической верхушки Греции. Поставщиком связной аппаратуры оказалась  компания SAIC (США), выбранная основным подрядчиком по системе безопасности афинской Олимпиады-2004 (сумма контракта –  около  1 млрд. $).
3. 2006 г. Достоянием гласности стала информация о том, что ЦРУ начиная с 2001 г. ежемесячно получало дубликаты всех документов о денежных переводах, проходящих через американские банки благодаря банковскому консорциуму SWIFT  (как писала пресса: «Банковская тайна тихо скончалась в подвалах Лэнгли в самом начале XXI века»). 

Не брезгуют государственным участием в деле достижения экономических побед национального бизнеса такие страны, как Германия, Великобритания, Франция и Япония. В последнее время к ним присоединились Китай, Индия и Бразилия. 
Японская внешняя разведка вообще действует прямо под эгидой  Министерства международной торговли и промышленности (MITI) и под «крышей» Японской внешнеторговой организации (JETRO)  (ряд экспертов склонны считать, что более 70% данных по производству микропроцессоров   получены японскими корпорациями не в результате проведения собственных НИОКР, а были предоставлены японской разведкой).
Китай в продвижении своих экономических и геополитических интересов традиционно опирается на китайских эмигрантов (хуацяо), число которых по ряду оценок достигает 60 млн. человек [3]. 

Исторически пороговым этапом в осознании значимости государственного вмешательства в экономику стал кризис 30-х годов в США. Он обозначил во всём мире переход государств к программе всестороннего воздействия на экономику для корректировки работы рыночных механизмов.
Суть этой программы, во многом основанной на учении английского ученого-экономиста Дж. Кейнса, кратко
можно свести к следующему:
— отказ от концепции саморегулируемости рынка («рынок всё сам отрегулирует»);
— ограничение стихии конкуренции (введение хищного желания получить прибыль любой ценой в жёсткие цивилизационные рамки);
— внедрение институциональных методов госрегулирования экономических процессов в стране.

Например, вот только ряд мер времён Великой депрессии: банк мог открыться только по спецразрешению правительства. Инструментам рейдерства, холдингам, ставились серьёзные препоны (вплоть до уголовного преследования руководителей). В 1933 г. принят закон о восстановлении национальной промышленности (NIRA), то есть реальный государственный план. Вся промышленность делилась на 17 групп, для которых были разработаны «кодексы честной конкуренции», устанавливающие единые цены на однородную продукцию, регламентирующие для каждой отрасли объем производства, заработную плату, продолжительность рабочего дня, а также закрепляющие при необходимости рынки сбыта за конкурирующими предприятиями. Для проведения в жизнь этого закона создана Национальная администрация по оздоровлению промышленности с широчайшими полномочиями.
В том же 1933 г. принят закон о помощи безработным.

После Второй мировой войны мировая тенденция по расширению активности государства в экономике стала все объемлющей. Например, Япония принимает пакет законов, включающих в себя: политику льготных кредитов и дотаций на НИОКР; высокие таможенные тарифы на ввоз готовых изделий; ограничения на внешние капиталовложения; демпинг на внешних рынках и др.

Послевоенная Франция даже стала родоначальником такого понятия, как дирижизм.  В 1946 г. создан Генеральный секретариат по планированию экономики, который занимался составлением среднесрочных планов-программ развития страны, в рамках которых разрабатывались конкретные показатели для крупнейших предприятий. На основе спецконтрактов между правительством и фирмами, госорганы выдавали валюту для закупки оборудования за границей, предоставляли кредиты и налоговые льготы, особенно в ВПК и атомной энергетике. Угольная промышленность, электроэнергетика, банк Франции и 4 крупнейших депозитных банка были национализированы. С акционерами расплатились не живыми деньгами, а гособлигациями.

Послевоенная конституция Германии зафиксировала важную роль государства в создании «социальной рыночной экономики». В конце 60-х годов в конституцию Германии в качестве цели деятельности государства и госбанка была введена макроэкономическая стабилизация.  
Кстати говоря, послевоенные изменения в законодательстве США (1946 г.), так сказать в логове либертаризма, прямо возложили на федеральное правительство ответственность за обеспечение «максимального уровня занятости, производства и покупательной способности».

Анализ мировой практики неоднократно подтверждал и подтверждает ныне, что верхняя и нижняя границы государственного присутствия в экономике не могут быть одинаковыми для всех стран. Поэтому при выборе долгосрочной стратегии управления экономикой для нашей страны нельзя не учитывать особенности России-цивилизации. 
Авторский расчёт фаз решения стратегических задач управления человеческими ресурсами  показал скорое наступление фазы отрезвления от либерально-реформаторского угара. Эта историческая фаза, с отечественными особенностями, характерна своим практическим осмысление путей и рамок решения поставленной сверхзадачи, усиления роли государства и началом экономического роста.

http://anoinnovation.ru/wp-content/uploads/2020/09/Фазы.jpg

Можно уверенно сделать вывод:

  • на фоне глобального экономического кризиса переход от всевластия свободного рынка к дирижизму есть общемировой тренд, а в силу отечественных особенностей – единственная действенная мера по защите интересов большинства населения и обеспечения экономического развития страны.

Акцентируем внимание на теме, которая редко затрагивается в официальных министерских источниках и других структур Правительства РФ. Эта тема касается устоявшихся цивилизационных традиций человеческих взаимоотношений. Имеются ввиду православно-социалистические (общинные) духовные традиции, под которыми понимается наличие у русских своего идеального ценностного плана, играющего огромную объединительную роль, заключающегося в православном архетипе русской культуры, присущем всем социальным слоям России.

Отказ от учёта этих традиций прямо влияет на качество управления. Причём такое понимание отличает именно отечественную политическую экономию. Ещё в первых российских учебниках критиковалась западный подход за забвение морально-этических начал (например: Степанов Тихон Фёдорович. Записки о политической экономии. СПб., 1844). Завкафедрой политэкономии и статистики Московского университета профессор Бабст Иван Кондратьевич выделял нравственный капитал, заключавшийся в народной честности, народной предприимчивости и степени трудолюбия, в живом и ревностном участии в Общем деле ради Общего блага (Курс политической экономии. М., 1859). Академик Янжул Иван Иванович включал фактор честности в число составляющих экономического роста (Экономическое значение честности (забытый фактор производства). М., 1908).
Члены научной школы «Промышленная управленческая элита» являются приверженцами постулата об имеющемся и возрастающем значении нравственного фактора в экономическом развитии России [4].

Как раз вмешательство государства по устранению вредных перекосов, утвердившихся в ряде кафедр в образовательных и научных центрах типа ВШЭ и РАНХиГС, а также в некоторых департаментах министерств Правительства России, так сказать в штабах госуправления – есть крайне необходимая мера по подвижке ползунка на «главном пульте управления» в сторону превалирования дирижизма. Иначе, как показала практика двух последних десятилетий, очередным планам на развитие не суждено будет сбыться.    

Дважды за последние 20 лет у России появлялся шанс рывка вперёд. Однако каждый раз поступательный импульс и пассионарное оживление тонуло в мещанско-потребительском болоте сдержек и противовесов.
В 2002-2004 годах замаячил призрак корпоративистского государства, базирующегося на идеях солидаризма. Основными политэкономическими посылами этого можно считать предвыборные обещания «Единой России» на рубеже 2003-2004 гг. и «Стратегию 2020», начавшуюся создаваться в 2006 г.
Однако рифы либерализма потопили все начинания. Современная русская версия корпоративизма по лекалам НТС не прошла [5]. Лозунг «Россия-корпорация» приобрёл чётко коммерческий оттенок [6].

Корпоративизм, какой краской его не крась, это прежде всего – Служение  государственным интересам, что наносит болезненный удар по либеральному завоеванию: «Свобода лучше, чем не свобода!» То есть бенефициарам приватизации пришлось бы делиться экономическим ресурсом. За что тогда, спрашивается, они в крови и нечистотах разборок 90-х измарались по уши. Просто возмутительно!
«Своя рубашка ближе к телу», – этот принцип возобладал и предсказуемо развратил элиту. А поток «халявных» нефтедолларов смыл как сель все благие намеренья элитариев. 

Надежды на экономический рывок окончательно похоронила объявленная либеральная мобилизация четырёх «И» г-на Медведева Д.А.: «институты, инфраструктура, инновации, инвестиции». Экономический «бег на месте» только усилился, а вот количество долларовых миллиардеров (олигархических кланов) выросло более чем в 10 раз.
Правда, к 2010 г. основой «большой» экономики России окончательно стали государственные корпорации, как экономическая основа дирижизма.

Время шло. У юго-восточных границ России ударил набат Русской Весны.
Документами, заверяющими запрос на изменения, можно считать «Майские указы 2012 г.» и программные документы Валдайских клубов тех времён о России-цивилизации.
Однако опять родовая черта настоящей элиты – компрадорство, сыграла свою негативную роль. Это ведь что же получается? Надо делиться политическим ресурсом? Однако мещанско-стайный принцип: «Своих не сдаём», – получил первенство. Да, собственно, и кого сдавать-то, если у поголовного большинства людей, принимающих решения, дома-счета-жёны-дети-собачки-любовницы оказались за границей.

Разгорающийся костёр Русской Весны был тщательно затоптан. Вместо всего левого берега Днепра и Причерноморья народу предъявили небольшой полуостров.
А дальше, под завесой «крымнаш», компрадорская элита в своём стойком желании: «Не меняться! Не развиваться!», пошла на «lock-in  effect» (см. эссе «Компрадорская элита. Эффект блокировки» от 10.08.20 г.)

Тем не менее, откровенно дирижисткие меры по наведению порядка с Гособоронзаказом, с импортозамещением и в целом в ОПК с переменным успехом, но всё же дали свои результаты.
Госвмешательство вторглось даже в святая святых либертарианцев, в финансовую сферу, в части списания долгов предприятий ОПК.

Однако же, живём мы в России, и у нас «Бог Троицу любит!»
Глобальный кризис, многолетнее падение доходов населения и объявленная пандемия вновь, в третий раз за последние 20 лет, подвели изрядно потрёпанную и уставшую элиту страны к необходимости выбора. Только стратегия «Всем сестрам по серьгам» уже не работает по причине резкого сжимания ресурсной базы.

В полный рост встала дилемма, достойная пера Шекспира и его трагедий. И как шекспировские трагедии, имеющая в своей основе глубокий нравственный выбор. 
Потерять часть политэкономического ресурса, отказавшись от компрадоско-либерального уклона, вернувшись на исторический на путь Русской цивилизации. При том при всём, придётся не только делиться, но и поиметь реальную угрозу потери всего «нажитого непосильным трудом» и любовно вывезенного за кордон. Да ещё придётся избавится от наиболее упёртых соратников и серьёзно пополнить свои ряды из числа контрэлиты. 

Или, застыть в бездействии под убаюкивающие отчёты-сказки, как в начале 1917 г. или в конце 1980-х. И тогда точно потерять всё, вместе со страной. Правда, какие бы трагические события не предстояли, Россия выживет. А вот участь элиты, отказавшейся от антиколониальной и антилиберальной трансформации – плачевна.

«Солдат заспорил с королем: «Кто старше, кто важней?»
Король сказал: «Давай пойдем и спросим у людей!»
………….
«Ну что ж, — ответил свинопас: «Скажу я, кто важней из вас:
Из вас двоих важнее тот, кто без другого проживет!»
………….
—  Ты проживешь без королей? Солдат сказал: «Изволь!»
—  А ты без гвардии своей? «Ну нет!» — сказал король».
                    Самуил Маршак «Сказка про короля и солдата»

Возвращаясь к теме дирижизма, необходимо отметить, что научная школа «Промышленная управленческая элита развития» всегда руководствовалась  постулатом:

  • действенным инструментов управления экономической безопасностью и ростом эффективности предприятий с госучастием, оказывающих  наибольшее  воздействие на состояние безопасности страны, является госуправление менеджментом высшего управленческого звена этих предприятий через систему подготовки и экзаменации как институциональной подосновы формирования элиты развития. 

Система индивидуальной управленческой подготовки и экзаменации руководителей предприятий с госучастием на сегодняшний день отсутствует, что отрицательно сказывается на повышении эффективности производств в России. Хотя, подобные системы существуют в ряде стран с рыночной экономикой.
Создание структуры по подготовке и экзаменации кадрового резерва руководителей в качестве институциональной подосновы формирования элиты развития позволит  Правительству РФ выйти из ограниченного состояния «распределителей» и «рекомендателей» («состояния институционального идиота» К. Крауч) и перейти к реальному государственному вмешательству в важную кадровую корпоративную сферу в интересах безопасности и развития страны.

Руководствуясь известной максимой «Критикуешь – предлагай, предлагаешь – делай!», Экспертный совет АНО «Развитие инноваций» с междисциплинарной научной школой «Промышленная управленческая элита развития», как авторы и разработчики системы, декларируют наличие научно-методологического обеспечения и кадрового потенциала для создания структуры по специальной подготовке и экзаменации кадрового резерва руководителей промышленных предприятий при Минпромторге России (смотри раздел «Новости» за Сентябрь 2020 г.  сайта АНО «Развитие инноваций»).

Комментарии и ссылки.
[1] ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ (золотая пропорция) соотношение двух величин, при котором бОльшая величина относится к меньшей, так же как сумма величин к бОльшей. В процентном округлённом значении «золотое сечение»   это деление какой-либо величины в отношении 62% и 38%. В математике нередко применяется название «Формула Божественной гармонии». Золотые пропорции широко распространены в природе: от ракушек моллюсков и строения человеческого тела, до принципов строения Солнечной системы и галактики Млечный путь.

ДИРИЖИЗМ (фр. diriger – управлять) – политика активного вмешательства в управление экономикой со стороны государства в середине сороковых годов XX в. во Франции. Принципу дирижизма противоположен принцип невмешательства (laissez-faire, с фр.позвольте-делать) это есть принцип экономического либерализма и минимизации государственного регулирования.

ЛИБЕРАЛИЗМ (от лат. liberalis – свободный) провозглашение прав и свобод каждого человека высшей ценностью и устанавливает их правовой основой общественного и экономического порядка. В настоящее время в России в сознании масс понятие «либерал» твёрдо ассоциируется с понятием «компрадор», «западник», «предатель интересов России». Адепты противодействия государственному вмешательству в экономике, либертарианцы, исповедуют стратегию «Государство – ночного сторож».

ЭТАТИЗМ (от франц. État – государство) — направление общественной мысли, абсолютизирующее роль государства в обществе и предполагающее широкое и активное государственное вмешательство в экономическую и социальную жизнь общества.

СОЛИДАРИЗМ (от фр. solidaire действующий заодно) буржуазная политическая концепция, выдвинутая в противовес концепции К. Маркса о борьбе классов, ведущей к революции и ниспровержению капиталистического строя, и проповедующая необходимость солидарности и стремления к компромиссу, социальному сотрудничеству и духовному доверию среди различных слоёв общества, объединённых в группы  интересов.

КОРПОРАТИВИЗМ буржуазная политическая теория, построенная на основе солидаризма и этатизма, направленная против любых либеральных и демократических идеологий, отстаивающая постулат о том, что элементарными ячейками общества являются не отдельные лица, а только объединённые в корпорации определённые социальные группы активных граждан, в обществе, где государство имеет главенствующее положение во всех проявлениях жизнедеятельности, а стабильность (стабилизация) достигается за счёт солидаризации этих корпоративных объединений. Стабилизация (небольшой на 2%-3% годовых, но уверенный экономический рост) объявляется одной из основных целей. Парламент фактически является назначенным, не члены корпораций в парламент не допускаются, его функции – юридическое оформление законов. Вместо идеологии, любое проявление которой запрещено в корпоративистском государстве, населению предлагается институт традиционной религии (где церковь также рассматривается как корпорация) и патриотизм без идеологической окраски.

ФАШИЗМ  (итал. от fascioфашина, пучок, связка, объединение) – итальянский вариант корпоративизма, претворённый из теории в практику.  Фашистская партия рассматривалась именно как корпорация «преданных». Любая политическая борьба под запретом. К выборам в парламент, даже в урезанном виде, допускалось лишь 2/3 населения (только члены тех или иных синдикатов или объединений профессионального характера). В 1929 году атеист  Муссолини выделил часть территории Рима и создал «государство Ватикан», признав папу независимым главой этого государства.

Фашистская Германия – это политический ярлык. Германия была демократической страной. В Германии существовала нацистская партия,  прямые всеобщие выборы и самое главное – государственная нацистская идеология. Советские пропагандисты по известным причинам (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, НСДАП была близка по звучанию с Российской социал-демократической рабочей партией, РСДРП) – ввели понятие «фашистская Германия».
Успешными примерами корпоративистских государств, просуществовавших по 25-30 лет, являются Испания и Португалия. С известными оговорками к ним можно причислить Южную Корею и Индонезию времён правления военных.

[2]  Иванус А.И., Кохно П.А. Золотые пропорции предприятий ОПК. – М.: Научный вестник ОПК России. 2014.
Иванус А.И. Гармоничный инновационный менеджмент. – М.: Либроком, 2011.
Кохно П.А. Экономика управляемой гармонии. Кн. 5. Экономика интеллектуальной продукции. – М.: УРАО, 2014.

[3]  В целом в Юго-Восточной Азии 6 из каждых 10 коммерческих организаций принадлежит этническим китайцам. В Малайзии китайцам (треть населения) принадлежит 70% национального богатства,  в Тайланде (15% китайского населения) – 80% национального богатства. Схожая картина на Филиппинах, в Индонезии и Сингапуре. Где-то идеологическими методами, но нередко посредством прямого силового воздействия (маскируя деятельность спецслужб под действия пресловутых триад),  Китай заставляет хуацяо работать на свою историческую родину. Большая доля прямых иностранных инвестиций в экономику Китая, в немалой степени обеспечивших «китайское экономическое чудо», принадлежит Малайзии, Гонконгу, Макао, Сингапуру, Тайланду и Индонезии, т.е. странам, где проживает большая часть  китайцев-хуацяо.

[4] В частности, в докторской диссертации  Звягина А.А. («Управление человеческими ресурсами в целях повышения экономической безопасности»,
2005 г.), кроме других результатов, впервые выявлены и введены в научный оборот:
— понятие «кадровая безопасность» в качестве системообразующего элемента экономической безопасности;
— «надёжность персонала в высшем звене управления» и «состояние духовно-нравственного потенциала человеческих ресурсов», как основополагающие виды кадровой безопасности;
— представлен и обоснован авторский управленческий метод: «Государственная система информационно-аналитического обеспечения деятельности высшего менеджмента предприятий, имеющих стратегическое значение для  жизнедеятельности России»
(см. Звягин А.А. На пороге перемен. Ротация элит и смена формаций? – 3-е изд., дополненное. – М.: ЗАО «Компания ИМИДЖВЕЙВ», 2010. – 408 с. Часть VI. Кадровая безопасность. С. 124-187).

[5]  Русским проявлением  корпоративизма  можно считать политическую платформу НТС. Народно-трудовой союз – эмигрантская белогвардейская организация, чью идеологию неудачно принял генерал-предатель Власов (верхушка НТС, в конце концов, была арестована Гестапо, а идеолог, философ Ильин И.А., помещён под домашний арест). Печатным органом НТС в послевоенное время стал журнал «Посев» (основан в 1945 г. в лагере для перемещённых лиц Мёнхенгоф в американской зоне оккупации Германии). В настоящее время издательство журнала находится во Франкфурте-на-Майне.

[6]  В Системе национальных счетов (СНС-2008) даётся чёткое определение корпорации, как единице, «способной производить прибыль или другие финансовые выгоды для их собственников».